slideshows 1

Творческий путь (дю Бокаж)

Мануэл Мария Барбоза дю Бокаж

ВОТ ТАК БОКАЖ, ТАЛАНТОМ ОДАРЕН

В декабре этого года исполняется 200 лет со дня смерти одного из наиболее выдающихся представителей португальской классической литературы - Мануэла Марии Барбозы дю Бокажа (1765-1805). Творчество этого поэта - ценнейшее достояние всего португалоязычного мира, в разных концах которого ему, как и его великому предшественнику Камоэнсу, довелось побывать.

Бокаж был, что называется, прирожденным стихотворцем. Помимо блестящих версификаторских способностей и тонкой лирической восприимчивости он обладал чудесным даром импровизации. В кафе на главной лиссабонской площади Россио, где собиралась литературная богема, он удивлял друзей звонкими и яркими экспромтами. Гремели аплодисменты, и автор, не в силах сдержать переполнявших его чувств, восклицал: "Это - мое! Это - не умрет! Это - великолепно, но я умею еще лучше!..". И продолжал импровизировать.

Возможно, что поэтические наклонности передались Бокажу по наследству. Отец, по профессии адвокат, не чуждался муз, писала стихи сестра, а двоюродная бабка по материнской линии (мать поэта была дочерью нормандца, поступившего на службу в португальский флот), мадам дю Бокаж, снискала известность во Франции как поэтесса. Первое свое рифмованное сочинение сатирического характера Мануэл Мария написал в восьмилетнем возрасте.

Бокаж был младшим сыном в семье, так что рассчитывать на получение наследства ему не приходилось. 20-летним юношей, пытаясь устроить свою судьбу, он отправляется в заморские края - выбор, надо отметить, весьма типичный для молодого португальца колониальной эпохи. Поэт - в поисках "счастливой жизни или славной смерти" - оказывается в Бразилии, Гоа, Дамане, Макао...

Корабль, чтобы взять на борт получившего назначение в Индию высокопоставленного чиновника, делает боль-шой крюк. Сойдя на берег в Рио-де-Жанейро, Бокаж встречает весьма радушный прием со стороны тамошнего губернатора, известного поклонника муз и граций. И что особенно приятно любвеобильному Мануэлу - к нему проявляют благосклонность местные красавицы... Об этом он сам (не без хвастовства) сообщает в стихотворном послании оставленной на Родине даме сердца, добавляя, правда, что, несмотря на все искушения, продолжает хранить ей верность.

Однако дальнейшие странствия заканчиваются для него полным крахом. В Лиссабон он возвращается нищим - так же, как автор знаменитых "Лузиад" Камоэнс, проделавший двумя веками ранее подобный путь. Но Бокаж не изменяет своим пристрастиям и сразу же с энтузиазмом погружается в литературную жизнь и литературную борьбу, становясь членом "Новой Аркадии". Так называлась "академия изящной словесности", объединявшая известных португальских стихотворцев того времени.

У Бокажа был злой и язвительный язык. Благодаря едким сатирическим стихам, в которых высмеивались собратья по перу, он приобрел много восторженных почитателей. Но еще больше - яростных недоброжелателей. А если учесть, что мишенями его сарказма были не только самодовольные и бездарные рифмоплеты, но и лицемерные служители церкви ("врагом святош и монахов" называл он себя в одном из сонетов), то не удивительно, что против него выдвинули обвинение в безбожии. Недовольство властей, надо полагать, вызвали и стихи, в которых Бокаж, вдохновленный идеалами Великой французской революции, порицал деспотизм и восхвалял свободу.

Ожидая ареста, поэт в 1797 г. пытается бежать в Бразилию. Но его задерживают прямо на борту готового к отплытию корвета, заключают в тюрьму, а затем, по приговору суда инквизиции, - в монастырь. Выйдя на волю, он несколько умеряет свой пыл, много времени уделяет переводческой работе. Но, как прежде, продолжает вести острую литературную полемику. И лишь на закате жизни, сломленный тяжелой болезнью, раскаивается в действительных и мнимых ошибках молодости, мирится с врагами и призывает читателей "разорвать его стихи".

Стихи Бокажа, однако, вовсе не оказались "разорванными". Они широко печатаются и читаются по сей день. По ним мы с интересом восстанавливаем перипетии бурной биографии поэта, картины современной ему действительности. Строчки эти поражают своей эмоциональностью. Они воспроизводят не столько канву событий, сколько смену испытываемых автором переживаний и ощущений.

Гамма чувств, запечатленных в этом лирическом дневнике, чрезвычайно широка: всепожирающая страсть и столь же безудержная ревность, грубое вожделение и чистая возвышенная любовь, бьющая через край радость и не знающее границ отчаяние. Но особенно выделяются в ней черные тона ночи, одиночества, смерти. Окутанный густым мраком пейзаж населен злобно каркающими воронами и предвещающими дурную судьбу колдуньями и призраками. Символические фигуры - Провидение, Вечность, Разум, Истина, Красота, - господствуя в раздираемом страстями мире, вершат свой суд над временем и над поэтом.

В сонетах Бокажа, творившего в переломный момент литературного развития - эпоху перехода от классического к романтическому стилю, - отчетливо слышны и отголоски старых поэтических концепций, и утверждение новых, властно пробивающих себе дорогу тем и идей. И пусть его стихи изобилуют риторическими фигурами и литературными условностями, сквозь внешне "старомодный" текст отчетливо проглядывают неповторимая человеческая судьба, живая жизнь.

Предлагаем вниманию читателей подборку ранее не публиковавшихся переводов.

Владимир РЕЗНИЧЕНКО



Независимый литературный портал РешетоСетевая словестность 45 Параллель Интерактивные конкурсы Стихия