slideshows 1

Педро Антонио Коррейя Гарсан (Pedro Antonio Correa Gar??o) 1724 - 1774

СОДЕРЖАНИЕ

- Ода ХХУП
- Утеха мандарина и брамана...
- Храм Януса, где войны и раздоры...

================================

ОДА ХХУП

Безбедно, весело живет крестьянин,
В своем домишке утлом
От зимней укрываясь непогоды.
Лишь небольшое поле
Отцом ему оставлено в наследство,
Коровы и телята.
Себя он кормит сам: растит пшеницу,
Заботится о стаде.
Устав, на голую ложится землю
И, убаюкан нежным
Журчаньем речки, спит себе спокойно.
Печали и тревоги
Ему не омрачают сновидений.
Чужд замыслов корыстных,
Он в дальний путь - за мыс, где свищут бури, -
Корабль не снаряжает;
Плывя по морю, под дождем не мокнет,
От холода не стынет,
В испуге не дрожит ненастной ночью -
Когда луна скрывает
Свой бледный лик в надвинувшихся тучах -
И рева волн не слышит,
Везя товар индусам смуглолицым,
Китайцам хитроумным.
Его не гонит гибельная алчность
На поиски сокровищ
В дремучие леса к зеленым кобрам
И полосатым тиграм.
Какая польза в золоте, скажи мне,
Мой мудрый друг Соэйро,
Когда стремительно несутся годы
И смерть не дозволяет,
Чтоб дряблая морщинистая старость
Являлась к нам неспешно,
Виски венчая снежной сединой?..
Богатому сеньору,
С крестьянином живущему в соседстве,
На пажитях бедняцких
Дворец роскошный вздумалось построить.
Велев срубить оливы
И виноград, он вместо них сажает
Пахучие растенья
С цветами, от которых мало проку.
Ухоженную ниву,
Где созревали хлебные колосья,
От солнца заслонили
Густые ветви кедров, кроны лавров.
В утехах и усладах
Богач беспечно дни свои проводит.
Увы, он знать не может,
Что три сестры, безжалостные Парки,
Веретено вращая,
Обрезать нить его судьбы решили.
И вот к постели пышной
Уже крадется смерть, неумолима;
Сквозь мрак больной увидит
Костлявую убийственную руку
И, в судорогах корчась,
Испустит свой последний вздох, прощаясь
С бесплодной, жалкой жизнью,
Которая ему казалась вечной...
Лишь ты, о Добродетель,
Возлюбленная Небом, злобной смерти
В лицо глядишь без страха!

***

Утеха мандарина и брамана –
Над светлым чаем вьющийся дымок,
Пиленый сахар – снежный искр поток,
Блеск молока, налитого из жбана;

На углях хлеб поджарился румяно,
Лоснится масла желтого брусок,
И Ганимед, собрав подруг в кружок,
За девами ухаживает рьяно.

Готово угощение. Спеши,
Сарменто, к нам – за стол садиться надо!
Нас шутками своими посмеши!

Ни мрак, ни дождь, ни ветер не преграда
Для тех, кто веселится от души.
Пусть ночь темна – у нас в сердцах отрада.

* * *

Франсиско Жозе Фрейре
с просьбой прислать испанского табаку

Храм Януса, где войны и раздоры
Бушуют взаперти, – моя ноздря.
В носу бесчинства дикие творя,
Дрянной табак закупорил все поры.

Страшны мои гримасы, гневны взоры...
Понюшку за понюшкою беря,
Вдохнуть хочу – но трачу силы зря;
Хоть палец суй, не сдвинешь пальцем горы.

Зловонный ком ноздрю мою забил
Подобно пробке, в хрупкую бутылку
Вколоченный тяжелым молотком.

Чтоб обойтись без сверл и без зубил,
Ты моему гонцу вручи посылку
С испанским светлым, мягким табаком.

  • "Строфы века-2", Антология мировой поэзии в русских переводах ХХ века, издательство "Полифакт", 1998 "


  • Независимый литературный портал РешетоСетевая словестность 45 Параллель Интерактивные конкурсы Стихия